Изучение половых рефлексов сексологом в мусульманской стране

Изучение половых рефлексов

Ученый сексолог доктор Ахмед Шафик носит костюм-тройку; в кармашке у него золотые часы, на лацкане — алмазная булавка, а на носу — толстые темные очки в прямоугольной оправе, какие были в моде во времена Насера (второй президент Египта). Доктор Шафик владеет больницей в Каире и живет в особняке с мраморными стенами. Он был номинирован на Нобелевскую премию. Но все это не имеет большого значения. Ученый опубликовал в журнале European Urology результаты своего исследования влияния полиэстера на сексуальную активность. Ученый одевал лабораторных крыс в синтетические трусы.

Имена тех, кто номенировался на Нобелевскую премию хранятся в секрете в течение пятидесяти лет. Вы спокойно объявляете себя номинантом, и никто не может возразить, разве что после вашей смерти.

Результаты эксперимента

Подопытные крысы в количестве 75 экземпляров носили что-то типа трусов в течение года. Ученый обнаружил, что те, которые носили синтетику или смесь синтетики с хлопком, занимались сексом заметно реже, нежели те, чьи подштаники были из хлопка или шерсти.

По мнению исследователя, полиэстер способствует образованию каких-то вредных электростатических полей в половых органах и вокруг них.

Увидев изображение крысы в штанах, можно сделать вывод, что есть и другое объяснение: тому, кто нелепо одет, труднее добиться взаимности в любовных делах.

Ученый опубликовал пять работ, посвященных синтетике, и двинулся дальше. Если вы распечатаете список статей сексолога (для этого вам понадобится большой рулон бумаги, потому что статей у него 1016 штук), то затруднитесь определить, какова же специализация доктора. Он занимался урологией, андрологией, сексологией, проктологией.

В Гарвардском университете за это странное исследование ему вручили Шнобелевскую премию за 2016 год.

Например, кто еще стал бы финансировать изучение «выделения газов в процессе коитуса»? Флатурия как музыкально называет ее сексолог, отличается от крайне смущающих «пукающих» звуков, возникающих из-за прослойки воздуха между пенисом и влагалищем во время коитуса. В случае флатурии во время секса кишечный газ «с шумом выходит» из анального отверстия. К счастью, такое бывает редко — это беда женщин со слабым анальным сфинктером, а женский мозг не при чём.

Изучение половых рефлексов

Ученый по изучению секса работает не покладая рук. Хотя сексологу уже семьдесят три года и он отказался от преподавания, расписание его все равно остается очень плотным. Тут и хирургические операции, и исследования. Первое обеспечивает финансирование для второго. В плане хирургии, насколько можно понять, он специализируется на диктаторах с проблемами мочеполовой системы. Шафик утверждает, что работал с Кастро, хотя это было давно, и с Мобуту Сесе Секо. Самостоятельно финансируя исследования, ученый может потворствовать своим эзотерическим интересам и отдаваться проектам, для которых нет очевидного практического применения, и которые не отличаются привлекательностью в глазах общественности. В этом смысле доктор, как замечает его офис-менеджер Марго Йехия, достойный наследник исследователей XIX века, когда наукой занимались просто ради того, чтобы понять мир.

Работа ученого по сексу многогранна, но не беспорядочна. Красной нитью через все его исследования проходят половые рефлексы. Только в области сексологии он водрузил флаг первооткрывателя на территории двенадцати новых половых рефлексов. Если вы взглянете через знаменитые черные очки ученого сексолога, то увидите нечто большее, нежели пару, удовлетворяющую жажду любви, а то и просто похоть — движениями своих тел. Вы увидите мышцы, реагирующие без осознанного содействия или согласия своего владельца на физическую стимуляцию. Когда пенис, например, определенным образом соприкасается с шейкой матки — это стимуляция. В ответ женская приводящая мышца рефлекторно сокращается, сводя вместе бедра, и тем самым (возможно, это некий защитный механизм) ограничивает глубину мужского проникновения.

половые рефлексы И еще.

Когда нижняя треть женского влагалища расширяется, как это происходит во время проникновения, запускается несколько половых рефлексов. Вагинально-пещеристый половой рефлекс, например. На бумаге это название может звучать чересчур научно или загадочно, но именно он лежит в основе удивительной физической синергии мужской и женской анатомий во время секса. Когда пещеристые мышцы рефлекторно сокращаются, что они и делают при введении, это увеличивает приток крови к клитору. Такой эффект был зафиксирован в 1995 году группой французских ученых. Воспользовавшись ультразвуковым сканированием Доплера, они пронаблюдали, как происходит приток крови к клитору, когда во влагалища десяти женщин-волонтерок вводили пневматические зонды. Помимо того, что вагинальнопещеристый рефлекс влияет на клитор, он заставляет сжиматься мужскую дорсальную вену, помогая удержать кровь в пенисе и поддерживая его в твердом состоянии.

Ученый опубликовал работы обо всех восьмидесяти двух анатомических половых рефлексах, которые он обнаружил и которым придумал названия. Поскольку другие физиологи редко пытаются повторить опыты ученого, реакция сообщества врачей, изучающих сексуальные рефлексы, довольно-таки скептическая. В целом изучение секс рефлексов оказалось полезным и поучительным. По крайней мере, оно «помогло понять, что женская репродуктивная система — это не просто пассивный трубопровод, но реагирующий, активный канал».

Хотя рефлексы вроде вагинально-пещеристого могут усилить страсть женщины, они не способны создать ее на пустом месте. Восемь из десяти француженок «остались равнодушны» к воздействию надувного зонда.

Поскольку разные виды стимуляции вызывают уникальные рефлекторные реакции, каждый из них следует изучать отдельно. Например, для того, чтобы сымитировать эрегированный пенис, расширяющий влагалище, ученый помещает на кончик катетера воздушный шарик в форме презерватива, вводит его и надувает. Стимуляция шейки матки производится посредством стержня с губчатым концом в форме головки пениса. Рефлекторная реакция на эти манипуляции определяется при помощи электродов, помещенных в мышцы влагалища, шейки матки, уретры и что там у вас еще есть.

Тут надо упомянуть, что сексолог ухитрился найти в мусульманской стране дюжины женщин, которые согласились на то… скажем, чтобы в них проникал надувной пенис. Изучает сексолог и эректильную дисфункцию у мужчин.

Самка уховертки известна своей материнской дотошностью. Она неистово моет яйца слюной, которая содержит противогрибковое вещество. Если кто-нибудь (хотя непонятно, кто бы это мог быть) залезает в ее норку и разбрасывает яйца, она тщательно собирает их обратно в кучку. Однако, если это случается слишком часто, она съедает яйца. Даже у уховертки может лопнуть терпение.

Встреча со странным ученым

Первая встреча с Ахмедом Шафиком оставляет потрясающее впечатление. Меня усаживают на диван в кабинете, и вот он сам появляется в дверях. Резко тормозит и протягивает руки, словно благословляя меня:

— Добро пожаловать! Добро пожаловать в прекрасный Каир!

Затем подходит и трясет мою руку. Это широкое рукопожатие с размахом, которое начинается, как удар в гольфе — сверху, от плеча, и заканчивается звонким шлепком ладоней.

Демонстрация рефлексов назначена на следующий день, а сейчас мы пьем кофе и беседуем. Я спрашиваю сексолога, как ему удается заниматься подобными исследованиями в мусульманской стране.

— В первую очередь, — начинает он, — я здесь не публикуюсь. Я публикуюсь там. Особенно в наши дни. Я не знаю почему, но сейчас во всех арабских странах консерваторы поднимают голову. Все выше и выше! — Он ссылается на недавнее руководство страной «Мусульманского братства».

Сексолог добивается согласия женщин тем же способом: деньгами. Эти женщины — проститутки, и он платит им за участие в экспериментах. Вдобавок к наличным он обеспечивает бесплатное медицинское обслуживание им и членам их семей.

— Я знаю одну даму, и она помогает мне. Но все непросто.

Исследования проводятся в «специальных квартирах», где также имеются игровые столы.

— Я иду туда в час или в два ночи. И всю ночь работаю.

Тут есть риск: проституция в Египте запрещена. Министерство внутренних дел достаточно озаботилось этой проблемой, чтобы завести целый отдел по борьбе с проституцией. Хотя в законах ничего не сказано относительно покупки женщины с целью проникнуть в нее посредством воздушного шарика, но не так-то просто объяснить это сотрудникам отдела в два часа ночи.изучение секса

Сексолог соглашается связывать меня, по электронной почте, с одной из его подопытных. Я пишу ей через где-то через месяц после возвращения домой, а ученый сексолог служит передаточным звеном: он отправляет ей мои вопросы и мне, ее ответы. Эта женщина воспринимает «специальную квартиру» как пристанище для проституток. Название, равно как и возраст подопытных, наводит на мысль о своего рода пансионате для престарелых профессионалок. На самом деле все не так. Проститутки в Египте старше, чем в Штатах, многие из них — разведенные представительницы среднего класса или даже высшего общества, оставшиеся без средств к существованию. Воспитанные во времена, когда женщины не получали образования, они обращаются к проституции как одной из немногих возможностей держаться на плаву и оплачивать обучение своих детей.

Однако это не случай разведенной дамы, с которой я переписывалась. Она делает это «просто чтобы заниматься сексом». Мне прежде не приходило в голову, что в религии, которая запрещает секс вне брака, проституция может привлечь любую вдову или разведенную. Впрочем, она решила увлечься с воздушным шариком сексолога не поэтому. Моя собеседница говорит, что видела доктора по телевизору и решила, что ее участие может каким-то образом помочь женщинам. «Я рада, что мое участие хоть и маленький, но вклад в науку. Приятнее всего было, когда профессор показал мне результаты опытов, напечатанные в журнале». Она явно высоко ставит Шафика, относясь к нему как к «всемирно известному хирургу и ученому». Настолько, что в какой-то миг мне даже представилось, что ответ на мое письмо писал он сам — не она!

Я прошу женщину описать эксперимент, и она отвечает, что была «очень испугана видом электрических аппаратов… и мыслью, что иголки будут втыкать в половые органы, и шариками, которые нужно засунуть во влагалище и там надуть». Что же касается самого теста, она просто сказала: «Мне было неприятно».

Религиозные запреты и законы вынуждают медиков-исследователей в мусульманских странах принимать экстремальные меры защиты.

— Все еще более сложно, — говорит доктор сексолог, — если вы хотите изучить мертвеца.

У Шафика французский акцент, а ударение он ставит на предпоследний слог — мертвеца. В его устах слово звучит необычно и как-то стильно — словно название какой-нибудь крутой машины. Тойота Мертвецци. Из-за исламских законов в мусульманских странах не существует традиции отдавать трупы на благо науки. Иногда доктор прибирает к рукам невостребованные тела людей, не имеющих родственников, но чаще он просто дает на лапу могильщикам. Сексолог словно бы между делом замечает, что, закончив анатомировать труп, он грузит его в свой фургончик и отвозит обратно на кладбище.

Беседа сходит на нет, и, в этот миг меня осеняет! Я вдруг осознаю, что брюки доктора сексолога — отличные, шикарные брюки глубокого синего цвета павлиньих перьев — синтетические. Я ничего уже не могу с собой поделать: я наклоняюсь и щупаю ткань брючины пальцами.

— Полиэстер!

— Да-да, — признает доктор. Я невежливо прыскаю. — Да, но я скажу вам… — Он поднимает указательный палец. — Я скажу вам! Под ними не полиэстер. Белье — никогда!

А я скажу вам: в любом исследовании Ахмеда Шафика больше работающих технических приспособлений, чем во всем Каире. Банкоматы выплевывают мою карточку, словно хрящик. Телефонные звонки из моего номера в отеле принимает дежурный клерк, который переписывает номера и потом соединяет меня с абонентами — так что я чувствую себя Клодом Рейнсом из «Касабланки», организующим ночную вылазку. Вот на переходе горит зеленый свет для пешеходов — этого беспрестанно мигающего зеленого человечка иногда можно видеть в просветах между летящими машинами.

Направляясь на встречу с доктором сексологом на следующий день, я стараюсь вообразить, как оно все там, в обители проституток. Мне представляются мужчины, раскинувшиеся на подушках и покуривающие кальяны, и женщины с блестящими волосами в прозрачных шароварах, низко спущенных на бедра. В этой картине трудно найти место для доктора сексолога с катетером и надетым на него презервативом.

Мы встречаемся в кабинете доктора. Когда я прихожу, там царит странно подавленное настроение.

— Мэри, мне очень жаль, — говорит доктор Шафик таким голосом, каким обычно сообщают родственникам, что операция прошла не так, как планировалась. — Я уточнил в том доме, куда собираюсь… можно ли привести туда вас. Я звонил им вчера вечером. Они отказались! Даже проститутки в наши дни очень боятся. Я говорю вам: религиозные люди поднимают головы. Выше и выше! Секс — сейчас, в этой стране — происходит в большой тайне. Женщина и ее влагалище — нечто категорически недозволенное!

Нечто подобное я уловила еще вчера. Группа работников с каирского англоязычного телевидения пришла снять сюжет о докторе. Они взяли интервью и у меня, спросили, зачем я пришла, но предупредили, чтобы я не использовала в ответе слово «секс».

— Скажите «половые отношения», — посоветовал один журналист. — Пусть это звучит научно.

Вместо обители проституток мы отправляемся на нижний этаж больницы. Видимо, кто-то из сотрудников согласился стать субъектом для демонстрации. Доктор Шафик попросил меня подождать в коридоре за дверью палаты. Б палате слышны раздраженные голоса, галдящие по-арабски. Дискуссия прекращается, и доктор Шафик открывает дверь. Женщина в голубом хирургическом халате стоит в углу, скрестив руки на груди.

Доктор оттаскивает меня в сторонку.

— Мне очень жаль, но наша волонтерка, на которой я хотел показать вагинальные рефлексы… Она отказалась!

Я чувствую одновременно смятение и облегчение. Никому не придется терпеть надувные катетеры из-за меня. На место женщины в голубом доктор Шафик рекрутировал молодого человека, тоже одетого в халат. Он сидит на краю больничной кровати и выглядит несколько обеспокоенным. Я окидываю мысленным взором кипу сексологических работ доктора Ахмеда Шафика, лежащую на столе в моем номере, и пытаюсь припомнить, какие из них имеют отношение к мужчинам.

Мне хочется надеяться, что доктор не собирается демонстрировать двигательный рефлекс полового члена. Когда кончик пениса стимулируется — скажем, при прикосновении к шейке матки или при введении во влагалище (или в любое другое отверстие, если уж на то пошло), — несколько мышц рефлекторно сокращаются. Среди них — анальный и уретральный сфинктеры. Сближение этой парочки, впрочем, пусть скажет доктор Шафик: «Препятствуют истечению мочи или кала во время секса». Огромное тебе спасибо, двигательный рефлекс! В процессе опытов доктор Шафик использовал «стальной стержень покрытый губкой», чтобы стимулировать головку полового члена испытуемого. В данный момент доктор держит серебристую телескопическую указку. Хотя созерцание подобных вещей вызывает тошноту, это все-таки не настолько омерзительно, как демонстрация любого из двух связанных с эякуляцией рефлексов, о которых Шафик опубликовал статьи.

Изучение процесса эякуляции

Ученый внес весомый вклад в изучение процесса эякуляции.

В 1998 году он поставил необычный эксперимент, дабы определить, что же все-таки инициирует процесс эякуляции.

Одна теория гласила, что процесс эякуляция происходит, когда в простатическом отделе уретры скапливается достаточно семенной жидкости, чтобы создать давление определенной силы на ее стенки.

Предшествующее оргазму образование семенной жидкости и выделение большого ее количества из семенников, семенных везикул и простаты называлось поллюцией; та самая поллюция, которая создает ощущение неуклонной «неизбежности эякуляции». Исследование поставило под сомнение теорию давления. Он ввел маленький, способный увеличиваться шарик в уретру субъекта и обнаружил, что расширение уретры, сравнимое с тем, которое обычно бывает во время поллюции, не вызвало пресловутого сокращения мышц, неизбежного при эякуляции. Ученые полагают, что начало эякуляции — момент, когда «сумма всех позитивных возбуждающих стимулов становится больше, нежели сумма негативных, угнетающих стимулов». К счастью, сексолог имеет в виду нечто, не имеющее отношения к эякуляции, — нечто под названием кремастерный рефлекс. Он объясняет, как кремастерная мышца автоматически поднимает и опускает яички, чтобы охладить или согреть их, в зависимости от температуры (оптимум для образования спермы — 34 градуса по Цельсию). Не Шафик открыл этот рефлекс. Он хорошо известен, и это не та вещь, ради которой человек помчится в Каир.

Доктор сексолог что-то говорит мужчине на кровати, тот встает и спускает штаны. Потом задирает рубашку, и держит ее так, что руки оказываются прижатыми к торсу. Голова мужчины повернута вбок, и он стоически смотрит в пространство. Невзирая на обстоятельства, в его позе есть что-то благородное, почти наполеоновское. Демонстрация заканчивается через минуту, и молодой человек уходит. Позже, в кафе в вестибюле, он пройдет мимо моего столика, и мы притворимся, что не узнали друг друга.

Секс в мусульманской стране

В плане секса Египет сегодня таков же, какими был СССР в 1940-е, а так же 50-е годы. После демонстрации я провела некоторое время, разговаривая с Саф-фой эль-Холи — египетской журналисткой, которая приехала взять у доктора сексолога интервью. В прошлом году, рассказала мне эль-Холи, она сделала четыре передачи о сексе. Там зрителям предлагалось писать и задавать вопросы. Хотя было ясно сказано, что все авторы останутся анонимными, зрители часто заводили себе почту на mail только для того, чтобы задать вопрос. Эль-Холи общалась с женщинами, у которых «было два оргазма за восемь лет, и они не совсем понимают, о чем это». секс рефлекс И с мужчинами, которые обвиняли в своей импотенции собственных жен. Или — хуже того — пытались сделать так, чтобы жены вовсе не испытывали оргазма — тогда, если они (мужчины) когда-нибудь станут импотентами, женам будет все равно. Как сказала эль-Холи:

«Если вы никогда не ели киви, то никогда и не захотите киви».

Хотя статьи Шафика написаны для научных журналов, он спокойно изъясняется в разговорных терминах и часто делает это на телевидении. Я спросила доктора, не случается ли так, что люди, слышавшие, чем он занимается, сторонятся его, считают странным или аморальным?

— Да, да, конечно, — был ответ. — Но это меня не пугает. Это вызов.

Равно как Шафика мало трогает его низкий рейтинг в мировом сообществе исследователей секса. Некоторые ученые, с которыми я общалась, не слыхали о нем вовсе. Отчасти потому, что доктор сексолог не посещает конференции по сексологии. И еще потому, что он лишь изредка отвечает на письма. Обмен идеями и конструктивная критика, которые лежат в основе западной науки, раздражают мусульманского доктора сексолога. Он удовлетворяет собственное любопытство в каком-то вопросе, а затем движется дальше. Как говорит он сам: «Я всегда никогда не хочу идти назад».

Хотя изоляция Шафика может скомпрометировать его науку или по крайней мере ослабить его международные позиции. Доктора его хвалят. Он один из немногих людей в Египте, кто публично говорит о сексе, и в этой роли ученый даже более значим, чем в амплуа нестандартного исследователя. Если бы никто на египетском телевидении не говорил о сексе, тогда никто не стал бы говорить об этом в кафе или в спальне, или в кабинете врача. Непонимание и невежество очень распространены. Если пятьсот неудовлетворенных женщин видят доктора о телевизору, может быть, десятеро отважатся поговорить со своими мужьями. И, может быть, одна или две съедят больше киви.